Белозерск

Белозерск

Белозерск

Тринадцать веков стоит на берегу бескрайнего и сурового в своем величии Белого озера и от него получивший свое звучное и красивое название Белозерск. Кому не знакомо имя этого древнего русского города! Ровесник Великого Новгорода и Киева, Белозерск имеет славную многовековую историю. Когда мы заглядываем в его летописи, перед нами оживает старинная торговая площадь, слышится многоязыкий говор заморских гостей, встают образы исторических и былинных героев.

Впервые город Белоозеро упоминается в Начальной летописи в середине IX в., но возник он значительно раньше. Огромное озеро, по берегам и в водах которого таились несметные богатства, манило к себе и торговых людей, и бояр, и беглых холопов, укрывавшихся от феодального гнета.

По дошедшим до нас сведениям известно, что купцы-арабы, поднимаясь по Волге и Шексне, торговали с белозерцами еще в VIII в. Через город Белоозеро пролегали старинные торговые пути по Шексне и Мологе в верховья Волги, а по Словенскому волоку — в бассейн Сухоны и дальше на восток.

По мере заселения он превращался в крупный торгово-промышленный центр на Севере. Вот почему за этот богатый город, к которому тяготела обширная территория бассейна Белого озера, уже в XII столетии развернулась острая борьба между удельными княжествами.

Новгородские дружины, проходившие через Белоозеро в Заволочье за данью и добычей, всё чаще наталкивались на засады ростово-суздальских ратников. В 1149 г. князь Юрий Долгорукий послал навстречу своим противникам большой отряд, но новгородцы отбились и ушли. Впоследствии же они стали терпеть одно поражение за другим.

Во второй половине XII в. Белоозеро окончательно вошло в состав Ростово-Суздальской земли. Новгородцы не хотели, конечно, примириться с утратой своего важного промышленно-торгового центра, но вновь овладеть им уже не смогли.

В 1238 году при разделе владений Василька Константиновича, погибшего в битве на реке Сити, Белоозеро досталось его младшему сыну Глебу и выделилось в самостоятельное княжество. Первый белозерский князь Глеб Василькович, очень энергичный и воинственный, предпринимал походы в богатое Заволочье, овладевал даже Ростовом, захватывал чужие земли и наделял ими своих приближенных. Многие волости таким образом попали под власть феодалов. Волостные крестьяне, до того свободные, не хотели мириться с этим и вступали в борьбу со своими угнетателями.

При Глебе Васильковиче Белоозеро было укреплено и обнесено высоким земляным валом, который служил надежной защитой от возможных нападений. В городе развивались различные ремесла, торговля, рыбные промыслы.

В условиях объединения русских земель Белоозеро не могло долго сохранять свою самостоятельность и в 1338 году стало вассалом Московского княжества. По некоторым сведениям, Иван Калита даже держал здесь своих наместников.

Подчинившись Москве и помогая ей вызволять родимую Русь из-под ненавистного ига золотоордынцев, белозерские воины смертным боем бились на Куликовом поле. О их славных подвигах подробно сообщается в «Сказании о Мамаевом побоище».

Летом 1380 года, когда пришла грозная весть о нашествии на Русь полчищ Мамая, великий князь московский, мужественный воин и замечательный полководец Димитрий Иванович обратился к своему войску и русским людям с призывом выступить на защиту родной земли. Первым явился на этот призыв белозерский князь Федор Романович со своею дружиною.

«В то же время, — говорится в «Сказании», — приспели князи белозерские подобны суть воинам крепким, вельми доспешни и кони воински наряжены под ними...».

8 сентября 1380 года русские воины, переправившись за Дон и заняв выгодные позиции, по знаку своего полководца, бросились в атаку. В середине боевой линии, принимавшей главный удар противника, находились белозерцы. Битва была очень жестокой.

«Копья ломались, как солома, — рассказывается в летописи. — Пыль закрывала солнце, дождем падали стрелы».

Русские войска одержали блестящую победу на Куликовом поле. Пораженные монголо-татары во главе с ханом Мамаем, бросая оружие и снаряжение, обратились в бегство. Белозерцы могут гордиться тем, что среди героев, громивших золотоордынцев, были и их земляки.

Как сообщается в «Сказании», белозерская дружина, защищая свое право
е дело, «костьми полегла». Князь Федор Романович и его сын Иван были убиты. Обозревая поле сражения, раненый Димитрий «наехал на место, идеже лежат князи белозерские, вси вкупе посечени». Князь Московский, встав над трупами павших и воздав должное их геройской смерти, горько заплакал...

Вскоре после Куликовской битвы Белозерское княжество окончательно отошло к Москве, а в 1486 году стало Белозерским уездом Московского государства.

Белозерцы выдержали немало тяжелых испытаний. Знали они эпидемии чумы и холеры, феодальный гнет и кабалу. В период феодальной раздробленности Белоозеро не раз переходило из рук в руки завистливых на чужое добро соседних удельных князей и подвергалось грабительским набегам иноземных захватчиков. Уж больно лакомый был кусок! Всё это привело город к запустению. В XIV веке после страшной моровой язвы он почти совсем исчез с лица земли. Оставшиеся в живых жители переселились на новое место, туда, где находится современный Белозерск. На южном берегу обширного «кормного» озера они вновь нашли приют и пропитание. Тут в воде в изобилии водилась рыба, а в окрестных лесах — множество зверья всякого, грибов, ягод, меду.

О судьбе Белоозера мы узнали совсем недавно. Несколько лет назад в Белозерский район была направлена археологическая экспедиция Государственного исторического музея под руководством кандидата исторических наук Л. Голубевой. Участники экспедиции произвели раскопки в истоке Шексны недалеко от деревни Каргулино.

Следует отметить, что твердая, слежавшаяся земля, похоронившая древнейшие исторические ценности, неохотно раскрывала людям свои тайны. В течение нескольких столетий многое успело истлеть, разрушиться, погибнуть.

Однако ученым удалось всё же обнаружить очень важные находки и сделать крупные научные открытия.

— Сейчас можно Считать доказанным, что Бело озеро нами найдено, — сообщает Л.Голубева. — Территория города разведана на полтора километра вдоль реки Шексны, в ста с лишним километрах от Вологды. Следы городских построек сохранились в виде холмиков, расположенных в определенном порядке вдоль реки на обширной луговине. Под холмиками оказались бревенчатые срубы — нижние венцы жилищ XI—XII веков. В более глубоких слоях обнаружены остатки домов IX—Х веков.

Находки характеризуют Белоозеро, как ремесленно-торговый центр обширной области. По развалинам кузницы и найденным тиглям и льячкам (маленьким ковшикам из глины) можно судить о металлургическом производстве и меднолитейном деле, а по резным ложкам и гребням из рога оленя — об искусных резчиках по кости. Развиты были здесь прядение и ткачество. Отдельные находки свидетельствуют о торговых связях белозерцев с Волжско-Камской Болгарией и Средней Азией. Найденные шиферные пряслицы и крестики с эмалью — бесспорно киевского происхождения.

При раскопках в слоях XI—XII веков обнаружены остатки деревянных мостовых. Такие мостовые в то время были только в Великом Новгороде, а в городах Западной Европы они появились на двести — триста лет позднее.

Какие выводы можно сделать из работ экспедиции?

Во-первых, Белоозеро с самого начала своего существования было славянским поселением. Никаких следов пресловутого скандинавского влияния здесь не обнаружено.

Во-вторых, возникновение города в IX веке и его расцвет в XI—XIII веках в значительной мере связаны с его местоположением у истоков Шексны, являвшейся важной речной магистралью, соединявшей этот район с новгородской и двинскими землями, с Поволжьем.

В-третьих, можно считать доказанным, что высокая культура отличала древних славян не только на юге, но и на далеком северо-востоке. Распространение грамотности, ремесла, передового по тем временам плужного земледелия (найден плужный нож XI века) — характерная особенность здешних мест.

Так, благодаря работе археологической экспедиции Государственного исторического музея, проведенной в последние годы, перед нами раскрывается жизнь и быт наших далеких предков.

Шли века... Город Белозерск, обосновавшись на новом месте, оживал, заново отстраивался, богател и становился крупным торговым пунктом на Севере. Как сообщается в таможенной грамоте за 1497 год, сюда приезжали торговые люди «изо всее Московские земли, и из Тферьские земли, и из Новгородские земли...». О величине города в XVI веке говорит хотя бы тот факт, что в нем было тогда 19 церквей.

Попробуем представить себе, как выглядел Белозерск в период своего наивысшего расцвета, примерно, четыреста лет назад.

«Старый город» был обнесен деревянной стеной, глубоким рвом, наполненным водой, и земляным валом. Земляной вал, сооруженный по приказу Ивана III в 1487 году, служил своеобразной крепостью для защиты от нашествия чужеземных захватчиков. Высота крепостных стен доходила до 15 сажен, а длина их по окружности составляла более версты...

Чтобы подступить к городу, врагам предстояло преодолеть водный рубеж. Сделать это было не так уж просто, если сверху беспрерывно свистели ядра и сыпались камни.

В центре крепости располагались боярские хоромы, дом воеводы, приказная и судная избы, погреб с порохом. Против судной избы находилось лобное место с виселицей.

О далеком прошлом города напоминают также остатки Белозерского кремля и Успенский собор, построенный в 1553 году по приказанию Ивана Грозного ростовским мастером Горяином Царевым со товарищами.

Успенский собор, прекрасно выдержанный по архитектурным формам, представлял собой своеобразную церковь-крепость. Крепость была замаскирована в юго-западной стене и имела очень узкий вход. Это исключало массовое вторжение врага внутрь и давало защитникам города большие преимущества. В крепостных стенах были сделаны бойницы.

О многом может рассказать старинный Гостиный двор, выходящий ныне на центральную площадь. Здесь устраивались большие торги и знаменитые белозерские ярмарки.

Но, кроме «старого города», в Белозерске были еще посады. На посадских улицах жили ремесленники, торговые и служилые люди, гуляла вольнолюбивая голытьба.

Белозерск издавна известен как место ссылки «врагов государевых». К числу своих противников Иван Грозный отнес даже вечевой колокол Великого Новгорода. Разгневанный дерзостью и непокорностью новгородцев, грозный царь разогнал вече и «сослал» сюда на вечную ссылку бронзового глашатая, дважды перепоясанного славянской вязью надписей. Язык колокола был вырван. Потом долго стоял он на каменном постаменте у паперти храма Успенья — молчаливый, угрюмый, беспомощный, позеленевший от времени. При легком прикосновении к поверхности колокола каким-нибудь предметом раздавался протяжный стон, напоминавший встревоженный гул веча в древнем Новгороде...

Страшное бедствие перенесли жители Белозерского края в 1612 году во время польско-литовского нашествия. После изгнания интервентов из Москвы один крупный отряд поляков и казаков прорвался к Белозерску, захватил и разграбил его. Хищные разбойники саранчой облепили прекрасный Успенский собор, разыскивая будто бы спрятанную в нем царскую казну, но, ничего не найдя, набросились на Гостиный двор и жилые дома. Много людей было убито.

Польско-литовские захватчики творили бесчинства не только в городе, но и в окрестностях. Разделившись на мелкие шайки, они устремились в монастыри, села, деревни.

Белозерцы долго не могли оправиться от опустошительного разорения. Из дошедшей до нас писцовой книги известно, что даже через шестьдесят лет после нашествия интервентов многие дома в городе оставались пустыми.

Выдающийся советский писатель Алексей Толстой в романе «Петр I» посвятил Белозерску несколько страниц. Рассказывая о пребывании в нем бурлаков, он писал:

«Всё здесь было угрюмое: снежная от волн, мутная пелена озера, тучи, ползущие грядами с севера, за прибрежным валом — плоская равнина и на ней почти накрытый тучами ветхий деревянный город: дырявые кровли на башнях, ржавые луковки церквей, высокие избы с провалившимися крышами. На берегу мотало ветром жерди для сетей. Народу почти не видно. Уныло звонил колокол...».

«... На небольшой площади, заваленной буграми навоза, гостиные ряды были заколочены, столбики покосились, крыши провисли. Торговали две-три лавки — кренделями, рукавицами. Без ограды стоял древний собор с треснувшими стенами. У низеньких крытых сеней его на травке спали обмотанные тряпьем нищенки, юродивый, положив около себя три кочерги, зевал до слез, тряс башкой. Здесь, видимо, жили не бойко».

В 1719 году Белозерск вошел в состав Санкт-Петербургской губернии, а в 1777 году стал уездным городом Новгородской губернии. Однако каких-либо существенных перемен в его жизни не последовало. Городское хозяйство продолжало приходить в упадок. Недаром новгородский губернатор Сивере, объехав в 80-х годах XVIII века всю обширную губернию, докладывал в сенат о том, что «хуже всех городов Белозерск».

Запись опубликована в рубрике Белозерск с тэгами . Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.