Памятники архитектуры XVIII в

Памятники архитектуры XVIII в.

Памятники архитектуры XVIII в.

На севере России влияние барокко продержалось более семидесяти лет. За это время каменных зданий построено в несколько раз больше, чем за весь XVII век. В конце XVII — начале XVIII века барочные веяния шли из Москвы, несколько позднее они не менее мощным потоком хлынули из Петербурга. Началось почти повсеместное подражание новой столице. И все же старые московские мотивы оказались в провинции очень устойчивыми. Но именно сочетание старого, московского барокко с молодым, петербургским надолго определило архитектурную основу провинциальных построек. Такое «смешение» стилей барокко, блестяще представлено в одном из лучших вологодских зданий — Иосифовскм корпусе Архиерейского дома.

В провинции довольно долго не изменялись сами объемы построек, они оставались привычными, традиционными, на них как бы накидывалось покрывало с модным стильным узором.

В середине XVIII века уже в большей мере, чем прежде, проявляется тенденция к красивому, правильному оформлению и площадей, и набережных, и архитектурных ансамблей. Появляются целые кварталы регулярной, правильной застройки, развертываются торжественные, величавые панорамы. Напомним, что в 80-х годах XVIII века и Вологда получила «регулярный» план застройки города.

Стилистические перемены отразились, наконец, и на членениях архитектурных масс, которые долго оставались традиционными. Неизменные церковные кубы начинают члениться снизу доверху раскреповками и подниматься вверх, образуя прелестные ярусные композиции. Каждый ярус — четверика или колокольни — расчленен колонками, пилястрами, лопатками. Появившаяся в Вологде ярусная форма культовых построек достигает кульминации к середине XVIII века, когда она не только господствует в церковных постройках, но и проникает за стены давно уже сложившихся монастырей XVI—XVII веков.

В монастырях новая форма проявляется главным образом при перестройке старых колоколен. Оригинальные силуэты колоколен с их уменьшающимися кверху ярусами, завершенными золочеными крестами с цепями, вызывают в памяти парусную оснастку старых кораблей. Изменяется и декор фасадов. Наличники усложняются, сплетаясь в орнаментальные или декоративные пояса. Богатые карнизы завершаются вычурными парапетами или аттиками, напоминающими так называемые «петушьи гребни». Междуэтажные пояски, наличники, «разорванные» фронтоны, фризы, карнизы, даже пилястры (их облицовка) украшены многоцветной керамикой, в изобилии заполняющей фасады и напоминающей хрупкий фарфор.

Множество декоративных барочных форм покрывают стены зданий, которые теряют свою былую монументальность и приобретают сходство с изящными изделиями — то ли из фарфора, то ли искусной деревянной резьбы.

В XVIII веке и Вологда, и Великий Устюг, и Тотьма и другие северные города строили много, хотя Петербург и отвлекал к себе значительную часть строительных сил всей страны. К концу XVIII века пробуждается от долгой спячки торгово-экономическая жизнь вологодского края. Усилившиеся к тому времени ремесленники и разбогатевшее купечество охотно строят и собственные каменные дома и церкви.

Некоторые здания возводятся в центре города, но основное строительство ведется уже в Заречье, вдоль левого берега реки Вологды, набережная которой превратилась в интересный архитектурный ансамбль. В панораме этого ансамбля фронтальность обращенных к реке зданий напоминает о горизонталях великолепных набережных Невы, пересеченных редкими, но блестящими вертикалями. Наблюдаем мы нечто подобное, хотя и значительно более скромное по масштабу и роскоши и в Вологде: барочные и классические фасады небольших особняков (а не дворцов, как в северной столице) изредка прерываются вертикалями церквей. Многие постройки этой панорамы Заречья видны из центра, видны с другого, правого берега реки, на котором расположен лучший вологодский ансамбль — кремль.

Прекрасное впечатление производит построенная в 1731—1735 годах против кремля на левом берегу церковь Сретения. Очень изящен ее насыщенный изразцами декор — узенькие лопатки, наличники, пояски, сандрики, фризы. Откровенно светский вид церкви говорит об усилившихся новых веяниях. В культовых постройках этого времени связь с гражданской, светской архитектурой делается совершенно очевидной. Сретенская церковь (так же, как церкви Зосимы и Савватия), если с нее мысленно снять маковицы, превращается в воображении в пышные каменные палаты, ничем не напоминающие церковные постройки.

Сходство с гражданским «палатным делом» дополняют двухмаршевое крыльцо церкви и ее детали: двойной карниз из фигурного кирпича с лентами керамического орнамента завершает богато декорированные стены, напоминающие рисунки из рукописей XVIII века. Убранство интерьера не сохранилось. Красиво поставленная на берегу реки Сретенская церковь, легкая и нарядная, принадлежит к лучшим памятникам Вологды XVIII века. Сейчас высокая, более поздняя, колокольня прикрывает силуэт церкви со стороны реки. Первоначально, вероятно, колокольня была ниже и другой по форме.

Недалеко от Сретенской церкви, но на сорок лет позже, в 1777 году, на той же набережной был построен купеческий особняк (Набережная VI армии, 87). Позднее он был превращен в ночлежный дом. Этот памятник сродни не столько соседней с ним Сретенской церкви с ее керамическим декором, сколько возведенной почти одновременно с ним кремлевской постройке — палатам Иосифа Золотого. Иосифовский корпус и может служить примером отражения стиля барокко в Вологде. Оба памятника вологодской гражданской архитектуры XVIII века — Иосифовский корпус и ночлежный дом стилистически связаны и со своим ровесником — теплым Воскресенским собором.

Возможно, что над вынесенным вперед центром ночлежного дома когда-то возвышался парапет или, быть может, аттик, как у Иосифовского корпуса и у Воскресенского собора. Более ранних гражданских построек (кроме Петровского домика) в Вологде не сохранилось. Правда, рядом с церковью Александра Невского (где сейчас построен выставочный павильон) ранее была старенькая «палата», возможно XVII века, да близ Покровской церкви еще стоит сильно искаженный и перестроенный дом, видимо, тоже относящийся к XVII веку. Но это, вероятно, были постройки утилитарные (может быть, склады), не представлявшие большого интереса в архитектурном отношении. А оформленный в стиле барокко ночлежный дом является древнейшей жилой постройкой XVIII века в Вологде.

В 1781 году, то есть четыре года спустя, на той же набережной, недалеко от ночлежного дома, ниже по течению реки, появилось еще одно богатое здание, но скорее классической, чем барочной архитектуры. Это — дом адмирала Барша (Набережная VI армии, 101). Похоже, что переделкам он не подвергался и формы его фасада рассказывают о новой волне в русском зодчестве — о волне классицизма. А лепные детали этого фасада отражают тот переломный период, когда классицизм был еще тесно связан с петербургским барокко. Легкие пилястры со слепыми условными зубчиками, резьба декоративных наличников и тяг, условный характер карниза — все это вызывает в памяти деревянные дворцы Петербурга XVIII века, какими мы знаем их по графическим изображениям, вернее — плоский рельеф фасадного декора этих дворцов.

Дом Барша — это старейшее здание, донесшее до нас тип первых гражданских построек русского классицизма в Вологде. Почти в то же время, на той же левой стороне набережной, еще ниже по течению реки, около церкви Иоанна Златоуста, появилось еще одно здание, близкое по своей архитектуре к дому Барша, — «дом свечной лавки» (Набережная VI армии, 111). Схожие с бывшим адмиральским домом архитектурные массы характерны соотношением главного и цокольного этажей, объединенных общим ордером больших пилястр. Довольно пышный лепной декор (резанный по известково-алебастровой массе и наброшенный на фасад «в намет») сделан менее точно и тщательно, чем на доме Барша, от которого «дом свечной лавки» отличается и тем, что на его фасаде чуть выступающими (очень слабо) сделаны и центр и боковые ризалиты. А на нарядном, заполненном рельефными украшениями фасаде адмиральского дома едва заметное выделение центра даже трудно разглядеть простым глазом. У «дома свечной лавки» оригинальны пилястры, увенчанные не обычными капителями, а композицией из страусовых перьев и раковин. Первоначально интересным и нарядным был и интерьер этого здания.

К этому же времени относится построенный на той же набережной небольшой дом Масленникова (Набережная VI армии, 127). Дом поставлен на невысокий цоколь. В средней части здания сделана раскреповка, окна главного этажа несколько вытянуты. Тут мы видим все тот же плоский рельеф декора, вся обработка фасада оставляет впечатление предельной легкости.

Запись опубликована в рубрике Архитектура с тэгами . Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.